Мы перешли на двуязычную версию сайта ✤ РУССКИЙ на bochicca.ru | Now we have ENGLISH at bochicca.com

брошь-подвеска Contes d’Amour

коллекция Великие SE 2021 premium
размеры 7.5 см, верхняя открепляемая подвеска 77 см

«Она ведь не другой человек, а я в другом теле…»
Дмитрий Мережковский о жене в письме к В.В. Розанову, 14 октября 1899 года

«Тут не было ни «предложения», ни «объяснения»: мы, и главное, оба — вдруг стали разговаривать так, как будто давно уже было решено, что мы женимся, и что это будет хорошо. Начал, дал тон этот, очень простой, он, конечно, а я так для себя незаметно и естественно в этот тон вошла, как будто ничего неожиданного и не случилось…Решено всё было без лишних слов, само собой…»
Из книги мемуаров Зинаиды Гиппиус “Дмитрий Мережковский”

Необычным было уже начало их союза. Едва лишь познакомившись, стали встречаться ежедневно в парке, втайне от окружающих. Каждый разговор выливался в спор, но при том стремительно способствовал осознанию полного единения.

С самой первой минуты встречи с Дмитрием Мережковским в Боржоме на Кавказе (где юная Зинаида Гиппиус кружила головы и гимназистам, и светским львам) она знала – это про них сказано в Писании: да будут двое дух един… Для окружающих же их решение пожениться стало полной неожиданностью.

«Как, и он? — засмеялась тётя Вера, зная, сколько у меня тогда было «женихов». - Зина, кажется, и сама удивлена этой неожиданностью, прибавила она. - Что же ты ему ответила? — спросила мама. - Я? Ничего. Да он не спрашивал ответа!».

На всю жизнь она стала его ближайшим другом, идейным спутником и «соучастницей духовных и творческих исканий». Внешне они поразительно не подходили друг другу. Однако именно утончённая  умнейшая «декадентская мадонна» Гиппиус и спокойный, медлительный, гениальный Мережковский стали одной из самых эпатажных и интересных пар литературной богемы Серебряного века, сумев создать под крышей своего дома в Петербурге оазис русской духовности ХХ века, где «воистину творили культуру». Не побывав у Гиппиус, не заслужив её и Мережковского одобрения, никто не мог быть удостоен чести зваться человеком бомонда. И не просто светского, а бомонда культурного и интеллектуального.

Вся она была колдовство и поэзия, хотя в жизни представляла собой вполне рациональное начало, ведя семейную «бухгалтерию»… В этом невероятном по крепости браке она оказалась мужской, сильной частью, а он, Дмитрий, — частью женской, тонкой и хрустальной, далёкой от быта, витающей в эмпиреях. Они идеально дополняли друг друга.

«…Мы прожили с Д.С. Мережковским 52 года, не разлучаясь, со дня нашей свадьбы в Тифлисе, ни разу, ни на один день. Поэтому, говоря о нём, мне нужно будет говорить и о себе, — о нас… Эта книга пускай будет написана с полной свободой, и её точное название – ОН и МЫ»…

винтажная пластина (США), хрустальный жемчуг Swarovski, гранёное стекло, японский бисер, цепи серебра (Италия)

совместный проект с Русь Новгородская
Нет в наличии К сожалению, данного товара нет в наличии. Добавить его в корзину невозможно. от